ВходРегистрацияЗабыли пароль?
Promagik.ru - магический портал

ГЛАВА 3. НАВЕДЕНИЕ ГИПНОТИЧЕСКОГО ТРАНСА (ПЕРВАЯ СТУПЕНЬ)

Некоторые идеи эриксонианского гипноза.

 Иногда спрашивают: какая разница между гип­нотическим сном и гипнотическим трансом. Разницы здесь нет, мы говорим об одном и том же явлении — просто теория сверхбодрствования не требует слова “сон” для обозначения гипнотически изменен­ного состояния сознания; более уместным в рамках этой теории показалось название “транс”.

(Слово “транс” взято из психиатрии, где им называют следующий симптом: больной в тече­ние нескольких минут совершает внешне ос­мысленные действия, не осознавая этого, не от­давая отчета своим действиям, не помня о них впоследствии. Так, например, в состоянии тран­са больной внезапно бежит куда-то и потом искренне недоумевает, как он очутился в другом месте).

 Гипнотический транс, как и гипнотический сон, может быть глубоким и поверхностным. Глубокий транс, который показывают на сцене эстрадные гип­нотизеры, для практических целей нужен довольно редко (даже в медицине), чаще достаточно легкого транса. Разные названия — не единственное различие между классическим и эриксонианским гипнозом.

Так, классический гипноз обычно рассматривают как процесс управления, подавления, командования — когда один человек приказывает, а другой выполняет приказы. В эриксонианском гипнозе принято пред­ставление о трансе, как результате сотрудничества — вы создаете транс вместе с партнером. Кроме того, Милтон Эриксон считал транс естественным состоянием человека. Одна из принадлежащих ему формулировок такова: транс — это состояние с ограниченным фокусом внимания, когда внимание человека направлено преимущественно внутрь, а не во внешний мир. Эриксон считал также, что у че­ловека есть потребность в трансе (так же, как есть потребность в сне), поскольку именно в состоянии транса человек обращается к внутреннему опыту и организует его так, чтобы изменить свою личность в нужном направлении; лишить человека транса — значит, лишить его возможности организовать свой внутренний опыт. И еще одна важная идея: не стоит воспринимать транс как цель вашего взаимодействия с партнером. Транс ~ это только инструмент, позволяющий усилить реакции партнера. Своей цели вы добиваетесь, усиливая нужные вам реакции партнера.

Создание транса (стенограмма семинара).

 С. Горин: Исходя из определения транса, как состояния с ограниченным фокусом внимания, можно понять и принять его естественность для человека. В самом деле, существует масса ситуаций, когда вы перестаете обращать внимание на внешний мир, окружающий вас, и “уходите в себя”. Это может быть обусловлено не только тем, что внутри вас происходит нечто крайне интересное, но и тем, что во внешнем мире ничего интересного не происходит. Попробуйте найти примеры ситуаций, провоцирую­щих “уход в себя”.

Ответы из зала: Ожидание автобуса на останов­ке. Стояние в очереди. У женщин — посещение парикмахерской. Поездка в автобусе на работу по одному и тому же маршруту. Чтение интересной книги.

С. Горин: Можно было бы продолжить список, но достаточно. Этот “уход в себя” имеет некоторые общие для всех людей проявления, которые вам нужно научиться замечать. Давайте сделаем очеред­ное упражнение.

Упражнение 9. Выполняется в парах. Парт­нер А спрашивает партнера Б о тех словах, кото­рыми тот обозначает свое состояние “ухода в себя”, с которыми он связывает это состояние. Для при­мера, Олег, назови нам 4 — 5 таких слов.

Олег: Тишина, тепло, покой... отсутствия напря­жения в теле... моя постель (смех в зале).

С. Горин: Прекрасный набор. После того как вы получили ответ партнера Б, запишите его слова. Затем предложите ему сесть удобно, закрыть глаза. Подстройтесь к его дыханию и негромким голосом, постепенно замедляя речь и делая более длинные паузы, читайте ему этот список — сначала в той последовательности, которую дал вам партнер Б, потом в произвольной. Займитесь этим 3 — 4 минуты, наблюдая за изменением состояния партнера, затем сделайте паузу и предложите партнеру вернуться к его обычному состоянию сознания. После этого по­меняйтесь ролями и проделайте упражнение еще раз. Начинайте.

Признаки транса, гипнотические феномены

С. Горин: Теперь, когда упражнение выполнено, можно назвать все своими именами: вы наводили на партнера легкий “ученический” транс, и вашей задачей было заметить некоторые общие его при­знаки. Итак, что происходит с человеком, которого вы погружаете в гипнотический транс?

Ответы из зала: Он расслабляется. У него ста­новится спокойным лицо. Становится спокойным дыхание. Он замирает.

С. Горин: Прекрасно, нам осталось систематизи­ровать увиденное. Первое явление: расслабление мышц лица и всего тела. Лицо становится более симметричным (в состоянии бодрствования мышцы лица, более или менее напряженные, создают неко­торую несимметричность), разглаживаются какие-то складки, морщинки... “Дыхание становится спокойнее”. Если бы вы спросили партнера о самочувствии, то возможно, и даже скорее всего, получили бы ответ о том, что ему стало спокойнее и удобнее. Но в качестве результата наблюдения слово “спокойнее” не годится, это — оценка. А вы наблюдали более редкое и более глу­бокое дыхание партнера — второй признак транса. Партнер замирает... У него прекращаются про­извольные движения, он сохраняет принятую вна­чале позу, он неподвижен. Это третий признак тран­са. И были еще какие-то мелкие явления, о которых вы не сказали. Например, кроме того, что лицо рас­слабилось, оно еще и порозовело. Изменение цвета кожи (на лице это заметнее, поскольку оно не пок­рыто одеждой) — четвертый признак транса. Кожа не только меняет цвет, она становится более влажной, вплоть до выраженной потливости — пятый признак. На фоне общей расслабленности мышц вы могли наблюдать непроизвольные движения (не осознава­емые, не имеющие сознательной цели). Они бывают мелкими, вроде подрагивания или шевеления паль­цев и кистей рук, а бывают крупными — кивание головой, “плавающие” движения руками, вздрагива­ние всего тела. Непроизвольные движения — тоже прямое указание на транс. Да, обратите внимание на ресницы партнера: при закрытых глазах они мелко подрагивают, а с началом транса становятся неподвижными, застывают. Если партнер вошел в транс с открытыми глазами, у него становится очень редким мигание. И, наконец, в трансе урезаются или полностью прекращаются глотательные движе­ния (сглатывание слюны). Понятно, что знать эти признаки нужно просто для того, чтобы увидеть тот транс, который вы уже создали. Но их значение состоит еще и в том, что, сообщая о них партнеру (о тех признаках транса, которые вы у него наблюдаете в данный момент), вы углубляете транс и укрепляете раппорт. Описы­вая вслух наблюдаемые вам признаки транса, вы все время говорите правду: партнер может сразу проверить соответствие ваших слов и своих ощуще­нии и убедиться в том, что вам можно продолжать доверять, вы заботитесь о нем! И транс углубляется. Это можно проиллюстрировать. Если я просто говорю, что Наташа сейчас сидит, опираясь на спинку дивана (заговорил медленнее, подстраиваясь к ды­ханию Наташи), что ее левая рука прикасается ко лбу, и что Наташа может почувствовать это прикос­новение... что ее правая нога лежит на левой (пос­тепенно уменьшил громкость голоса), и можно по­чувствовать тепло там, где ноги соприкасаются... то я все время говорю правду... И Наташа может это проверить... при этом, как видите, она замирает... и при мигании ее глаза все дольше остаются закры­тыми... Вполне возможно, что она вообще захочет закрыть глаза (сделал долгую паузу, затем вернулся к прежней громкости и скорости речи). И это можно как-то использовать. Не знаю, замечали вы или нет, но людям часто хочется закрыть глаза. Это называется миганием. Вы можете отрекомендоваться гипнотизером, выйти на сцену и уверенно сказать: “Вам хочется закрыть глаза!” — и это сработает. Десять-пятнадцать про­центов людей, сидящих в зале, согласятся с вами, поскольку им в этот момент действительно хотелось закрыть глаза. Но такой подход к гипнозу является среднестатистическим, а вам надо научиться работать с одним-единственным конкретным человеком, которого вы встретили впервые в жизни. Вам надо на­учиться в течение трех минут наводить транс, ис­пользовать его, и уйти к себе с нужным вам резуль­татом в руках. Теперь давайте поговорим о некоторых явлениях, более свойственных сравнительно глубокому трансу. О них вам тоже следует знать, так как в этом знании будет и практическая польза. Те, более или менее удивительные вещи, которые становятся возможными в гипнотическом состоянии, и о которых я пока расскажу очень кратко, имеют название “гипноти­ческих феноменов”. Самый, пожалуй, известный из феноменов гипноза — внушенные галлюцинации, человеку предлагают увидеть, услышать, почувствовать то, чего нет — и он это делает. Вы знаете, что эстрадные гипнотизеры любят дать загипнотизированному человеку лукови­цу, внушив предварительно, что дают грушу — и он ест луковицу с наслаждением! Если загипнотизиро­ванному внушают, что в зал вошел дикий зверь — человек старается спрятаться. Внушение галлюци­наций в понятиях классического гипноза считается возможным только в самом глубоком трансе. Гораздо менее известен (хотя гораздо более рас­пространен по сравнению с предыдущим) феномен под названием “искажение чувства времени”. В трансе внутреннее время человека не соответствует внешнему, объективному времени. Обычно внутрен­нее время замедляется: загипнотизированному чело­веку кажется, что он провел в трансе несколько минут, а на самом деле могло пройти полчаса или час. Еще несколько гипнотических феноменов.

Каталепсия (или восковая гибкость) состоит в том, что загипнотизированному можно придать любую неудобную позу, и он сохранит ее, потеряв контроль над произвольными движениями. (Можно сопоставить каталепсию с тем замиранием партнера, которое вы видели в упражнении — это то же самое явление, усиленное в несколько раз).

Регрессиявозраста — загипнотизированному можно внушить, что его возраст значительно меньше настоящего, и он будет вести себя, как ребенок.

Амнезия (забывание) — после выхода из транса человек не помнит о том, что происходило во время транса.

В трансе понижается болевая чувствительность, даже без специальных внушений. Это явления на­зывается “анальгезия” (обезболивание).

В чем обещанная практическая польза этих яв­лений? Если в классическом гипнозе принято сна­чала наводить глубокий транс, а потом вызывать гипнотические феномены, то в эриксонианском гип­нозе существует обратная процедура — наведение глубокого транса через вызывание некоторых гип­нотических феноменов. Позже мы займемся и этим.

Язык гипноза.

 Мы достаточно подробно разбирали с вами тре­бования к речи гипнотизеров, осталось 2—3 при­мечания. Во-первых: научившись говорить так, чтобы максимально точно присоединиться к внут­реннему опыту, внутреннему миру вашего партнера — научитесь еще и говорить максимально неопре­деленно, тоже с целью лучшего присоединения. Во-вторых: когда вы занимаетесь наведением и исполь­зованием транса, научитесь говорить без отрицаний, говорить без “не”. Что я имею в виду? По первому пункту: когда вы при наведении или использовании транса пред­лагаете партнеру погрузиться в некоторое пережи­вание, говорите об этом переживании (особенно по­ началу) довольно общими фразами, используя слова, не относящиеся к определенной модальности дета­лями. Тем самым вы оставляете партнеру свободное пространство, которое он сам может заполнить кон­кретными деталями. Ну, например, — я читаю лекции и говорю о том, что психотерапия может решить некоторые проблемы некоторых людей. После лекции ко мне подходит человек и спрашивает: “Вы о моих проблемах го­ворили?”. Понимаете, ни вы, ни я не умеем читать мысли; просто в моей неопределенной фразе человек нашел свое собственное содержание, он наполнил мою фразу тем, что для него было актуально. (Кста­ти, на его вопрос я ведь не стал отвечать “нет”, я сказал ему: “В том числе и...”). При наведении транса вы можете сделать такое описание: “Ты чувствуешь тепло своей правой руки, лежащей на правом бедре”. Это срабатывает сплошь и рядом, это на 99 процентов может совпадать с действительным переживанием партнера, но что вы будете делать, если он чувствует холод правой руки? Для начала все же лучше было бы сказать: “Ты чувствуешь температуру правой руки. Температура — более общее слово, более общая характеристика, чем тепло. Какая-то температура у руки все равно есть. Слова неопределенные, не относящиеся к конк­ретной модальности, не конкретизирующие ситуацию (“покой, умиротворенность, комфорт, спокойствие, со­средоточенность” и др.) очень удобны при наведении транса именно своей универсальностью. Ищите такие слова и такие описания, используйте их — они обязательно соответствуют внутреннему опыту партнера (конечно, ваш покой и его покой — разные понятия, но сказав слово “покой”, вы все-таки ска­зали то, что он может понять и принять). Не за­ставляйте партнера быть более гибким в общении, чем вы сами, не заставляйте его подстраиваться к вам. Второй пункт, исключение отрицаний из речи. У отрицаний есть интересное свойство — они сущес­твуют в языке, но не в подсознании. Поэтому говорите партнеру то, чего вы от него хотите, а не то, чего он не должен делать. Если выговорите ребенку: “Какой ты шумный сегодня, не шуми!” ~ он не успокаивается, он начинает шуметь еще больше. Это довольно общее правило: если вы описываете чело­веку то, что вы у него сейчас наблюдаете — это будет закреплено. Я думаю, что когда ребенка об­суждают в школе на педсовете, и говорят ему: “Ты — хулиган, ты — грубиян” — тем самым за­крепляют именно те качества, от которых хотели бы избавиться. Я предложу вам для иллюстрации пример Дж.Гриндера. Скажите, что вы представляете себе, когда слышите фразу: “Собака не гонится за кошкой?”

Ответы из зала: Собака стоит и кошка стоит. Собака спокойно идет, и кошка спокойно идет, не обращает внимания. Собака гналась за кошкой, и они обе исчезли.

С. Горин: То есть, фраза, имеющая смысл для сознания, не имеет никакого смысла для подсозна­ния, для вашего внутреннего мира: “Либо они обе стоят, либо исчезают” (возможны варианты). Таким образом, вместо того, чтобы говорить: “У вас нет этого, этого, и того тоже нет” — лучше сказать о том, что должно быть, о том, что есть. “Вас ничто не беспокоит, не волнует, не трево­жит...” — классическая фраза классических гипно­тизеров. Но для того, чтобы понять, как это меня ничто не беспокоит, я должен сначала побеспоко­иться, а потом убрать это, не так ли? Лучше сказать: “Вы можете почувствовать себя чуть более расслаб­ленным, спокойным и защищенным”. Знаете, пока что я не нашел замены без отрицания одному-единственному слову — “некурящий”. Здесь оказалась слишком прочная связь. С “непьющим” — там, понятно, заменой будет “трезвенник”, а вот с “некурящим” так и маюсь.

Реплика из зала: Вы ведете здоровый образ жизни.

С. Горин: Дело в том, что “здоровый образ жизни” — слишком широкое понятие. “Трезвый” взамен “непьющего” подходит много лучше, потому что трезвость — прямая противоположность пьян­ству. И такой же прямой противоположности куре­нию (без этого языкового корня — “кур-”) я найти не могу. Собственно, я не предлагал вам это как задачу, я просто так пожаловался...

Реплика иззала: У вас чистые легкие.

С. Горин: Какие они чистые, если у меня — хронический бронхит? (смех в зале). Ладно, если хотите, поищите на досуге что-нибудь более подхо­дящее... Итак, при наведении и использовании транса (а также при конструировании любого нужного вам состояния партнера) следует пользоваться словами, во-первых, неопределенными, и во-вторых, имеющи­ми только конструктивную направленность. Можно сказать: “Представьте себе, что вы сидите на стуле за столом, покрытым красной клеенкой в белую клеточку, и едите кусок “Останкинской” кол­басы весом в 150 граммов, поджаренный на сливоч­ном масле” — это одно описание. А можно сказать: “Представьте себе, что вы в удобной позе принимаете пищу” — это второе описание. Во втором описании ошибиться почти невозможно, оно более универсаль­но. Если в своем внутреннем переживании ваш парт­нер предпочитают вспоминать, как он лежит на ди­ване и ест соленую рыбу с пивом, то второе описание подходит и к этой ситуации, и подойдет еще к сотне других. И еще по поводу отрицаний. Худшая услуга, которую вы можете кому-либо оказать, это крикнуть: “Не поскользнись!” человеку, который идет по льду. Ваше “Не поскользнись!” означает, что партнер до­лжен сначала представить во внутреннем опыте, что такое “поскользнись”, и только потом не сделатьэтого; то есть вы дали партнеру прямую команду поскользнуться. Бывают случаи, когда лучше давать команды через отрицания, но вы должны понимать, что именно вы делаете, давая команду с отрицанием. В сущности, все, сказанное до сих пор, можно охарактеризовать и так: в работе с партнером нужна тщательность в отборе слов и инструкций. Учтите, что слово, сказанное человеку в то время, когда он находится в состоянии транса, имеет совершенно особую силу. Ответственность за действия этой силы лежит на вас — ваш партнер, возможно, никогда не поймет, откуда у него взялась определенная идея или определенные воспоминания; он может быть искренне убежден в том, что никакого транса не было, он сидел и хихикал над вами... Да, он не помнит ничего из вашей речи, но какое это имеет значение? Один раз я так же, как вы сейчас, делал упраж­нения на семинаре и оговорился. В результате у коллеги, бывшего моим партнером, в течение года наблюдались навязчивые воспоминания. Бывают случаи, когда последствия ошибок гипнотизера по­лезны. Одной из своих пациенток, находящейся в трансе, я в конце сеанса сказал: “Ну, а теперь бегите домой”. И она побежала домой... В этом бы не было ничего особенного, если бы не одно обсто­ятельство: на сеанс ее привезли на машине, у нее был паралич, она ходить-то не могла, не то что бегать (смех в зале). Вот так ошибешься и стано­вишься чудотворцем. А бывают ошибки не столь забавные. С одной пациенткой я работал по переписке (технически здесь нет ничего сложного, сеансами в письмах “пе­реболели” многие психотерапевты). Она сообщила мне свой диагноз; я знал, что ее паралич неизлечим, но и в рамках неизлечимости гипноз иногда помо­гает... У этой женщины, например, в итоге исчезли пролежни, появилась возможность двигаться в пред­елах постели — для нее и это много значило! В письмах я предлагал ей для наведения легкого тран­са представить себе некоторые картины природы: ну, и ясно, что для противодействия параличу, не­подвижности ног, мне приходилось вставлять в текст внушения слова типа “возбуждение”, “прилив сил к ногам”, “волна силы, проходящая через ваше тело, приносящая радость”, и тому подобное. Наверное, я плохо поработал тогда над текстом, потому что вместе с улучшением ее самочувствия появилось еще кое-что... Я прочту вам отрывки из ее ответных писем!

 “...Пишет вам Т. Милый мой доктор, я сошла с ума! Ну зачем я по много раз читаю ваши сеансы? Сейчас пол-одиннадцатого вече­ра. Вы не можете представить, как я хочу! Внутри от приятности сгорает все... Я легла б под любого мужика, чтобы затушить внутри. Боюсь заразиться, и муж давно умер. Как выйти из этого положения? Доктор, смотрю на Ваше фото, и мне хочется лечь под Вас, честное слово. Милый мой доктор, от хотения я вся дрожу...”.

“...Дорогой доктор! Спать не хочу Вас я люблю искренне, как доктора. Прочитала сейчас два Ваших сеанса. Видится мне, как наяву, что я в лесу с Вами. А как красиво в лесу! Золо­тистые листья на деревьях и на траве, под но­гами мягкая трава, но зеленая. Пахнет осенью. Слышно дятла, перепелку... Вы меня потеряли. Вы ищете меня и кричите: “Где ты, Т.?” Я была рядом, в трех шагах. Я смеялась тихо, чтобы Вы не слышали, и смотрела на Вас, как Вы переживали. Но мне не хотелось показы­ваться Вам и было жалко Вас. Золотистое со­лнце меня манило вглубь леса. Я не пошла одна. Я тихо, как лиса, подошла к Вам сзади и Вас обняла. Вы вздрогнули от неожиданности. От радости, что я нашлась. Вы меня обняли и поцеловали... Мы шли к реке, вода тихо стояла теплая. Вы разделись и прыгнули в воду. Потом вышли из воды, меня раздели, оставили на мне лифчик и плавки, сказали: “Нас никто не уви­дит тут”, и повели к реке. Вы меня прижали к себе, вода была чуть выше пояса...”

 Боюсь покраснеть, поэтому цитирование заканчи­ваю. С влюбленностью в гипнотизера иногда при­ходится встречаться, и я хочу, чтобы вам это было известно (надо сказать, что здесь женщина очень творчески подошла к содержанию сеансов, я с тех пор вздрагиваю, если слышу обращение “милый док­тор”). В том случае понадобилось много усилий, чтобы избавить женщину от привязанности... Итак, вы не психотерапевты, но в последующих упражнениях с партнером ведите себя как психоте­рапевты — ответственно. Придумайте заранее какие-то неопределенные приятные инструкции, которые вы дадите партнеру после наведения транса; хотя бы пожелайте приятного пробуждения, хорошего са­мочувствия после возвращения из транса (если парт­нер не попросит дать ему какую-то специфическую инструкцию). Не выдумывайте чего-то сложного, просто скажите: “Выбудете чувствовать себя хорошо после возвращения из транса” — или что-то в этом роде. Помните, что вы сейчас решаете большую задачу (научиться гипнозу) по кусочкам. Что-то показалось вам сложным, что-то — простым. Могу сказать, что то, что вам кажется сложным — вовсе не сложно. Вы уже умеете производить благоприятное впечат­ление при знакомстве, у вас уже получится хорошо сдать экзамен и пройти конкурс 5—6 человек на место... Это достигается одной подстройкой, и зна­ниями о модальностях собеседника.

 Джон Гриндер, например, с помощью одной только подстройки выводил больных из кататонического ступора — состояния, при котором человек годами сохраняет полную неподвиж­ность. Эта категория больных очень трудна для работы; все, что они “представляют” для под­стройки — их поза и дыхание. Затратив на подстройку около двух часов, Гриндер убеж­дался, что ведение возможно — после этого он резко вставал, и больной тоже вставал, выходя из ступора.

 Ваша проблема часто заключается в том, что вы недостаточно тщательно подстраиваетесь к партнеру. Поэтому я хочу, чтобы вместе с сознательным усво­ением материала, конспектированием, вы получили еще и некоторые подсознательные навыки. Может быть, это лучше сделать тогда, когда вы решите немного отдохнуть, расслабиться... Почему бы вам, действительно, не расслабиться и не успокоиться... в то время, когда с вами будет происходить что-то полезное... Я хотел бы, чтобы вы поняли, что сейчас можно отдохнуть... Неважно даже, как скоро вы поймете, что именно из наступа­ющегорасслабления... окажется более приятным для вас... Неважно даже, будет ли это приятным вообще... Я хочу, чтобы вы поняли, что вы продол­жаете... слышать все, что если вы продолжаете видеть все, что происходит вокруг... что если вы предпо­читаете погрузиться в транс с открытыми глазами... Хотя расслабленность, покой, отдых... бывают при­ятнее, когда глаза закрыты... И вы слышите мой голос... и можете чуть глубже расслабиться... и успокоиться... еще глубже, ровно настолько, насколь­ко это надо вашему организму... вашему телу... вашему мозгу... вашему подсознанию... Возможно, вас удивит, что чем лучше вы слышите уличный шум,.. тем быстрее наступает расслаблен­ность... которую вы можете ощущать все лучше и лучше... с каждой минутой, с каждым вашим вдохом и выдохом... Я хочу, чтобы вы поняли, что внешний мир продолжает существовать... но вы здесь и сейчас остаетесь внутри себя... еще чуть глубже... и вы можете понять, что здесь нет ничего, что нужно делать вы можете сидеть и продолжать слушать мой голос... и можете не слушать его.. а просто отдыхать... Может быть, вас удивит это сочетание расслабленности... покоя... и сосредоточенности на том, что есть в вашем внутреннем мире... в то время, как вы лучше успокаиваетесь... Иногда, уходя в себя... в свой внутренний мир... люди вспоминают что-то из универсального опыта, из того, что бывает со всеми... Я не удивлюсь, если вы сейчас захотите вспомнить поездку на автобусе.. неважно, захочет ли этого ваше сознание.. Инте­ресно, когда едешь в автобусе... куда-нибудь дале­ко... то очень удобно устраиваешься в кресле... и смотришь в окно... на ровную ленту дороги и пейзаж за окном... и скоро устаешь от этого... и начинаешь смотреть впереди себя... на спинку кресла, стоящего перед тобой... и погружаешься в свои воспомина­ния... все глубже и глубже... И это можно сделать очень успешно... Потому что у каждого из вас есть навыки успе­ха... в каком-то деле, которое вы начинали осваи­вать... и хорошо осваивали... хотя бы один раз в жизни... И я хочу, чтобы ваше подсознание... смогло вспомнить ваш успех... неважно, сможете ли вы это сделать сознательно. Пусть ваше тело вспомнит ваш успех... зная, что ваш успех — это... (долгая пауза).. что-то, что вы имеете в себе... Перед тем как с чувством бодрости... вернуться сюда, в этот зал... сделайте глубокий вдох.. и выдох.. и откройте глаза! Возможно, кому-то из вас… понадобится время для того, чтобы полностью вернуться к совершенно ясному сознанию... и за­быть все то, что я вам здесь наговорил! Хорошо, теперь вы готовы к усвоению базовых навыков гипноза. Следующее занятие мы этому и посвятим.

“Официальное” наведение транса.

 Если вы предупреждаете своего партнера (кли­ента, пациента) о том, что намерены ввести его в транс, и предлагаете ему помочь вам в этом, то вы занимаетесь “официальным” наведением транса. В деловом общении этот тип наведения малоприменим — вам он нужен как этап в обучении. Первый из шаблонов официального наведения транса я пред­ложу вам как лекционный материал (детально мы его проходим с экстрасенсами и народными цели­телями), а второй шаблон вы научитесь делать, пос­кольку он еще понадобится вам для самогипноза. Итак, первый шаблон. Его называют семишаговой моделью Милтона Эриксона, поскольку работа с партнером сводится в нем к семи шагам:

Шаг 1. Предложите партнеру принять удобную позу (или придайте партнеру удобную, “открытую” позу).

Шаг 2. Сконцентрируйте внимание партнера на каком-либо объекте.

Шаг 3. Организуйте свою речь так, чтобы разде­лить сознание и подсознание партнера.

Шаг 4. Сообщите партнеру о тех признаках тран­са, которые вы у него наблюдаете (тем самым за­фиксируйте состояние транса и углубите).

Шаг 5. Дайте партнеру установку на “ничегоне­делание”.

Шаг 6. Используйте транс для достижения вашей цели.

Шаг7. Возвратите партнера из транса. Конечно, это описание шагов нуждается в ком­ментарии. По первому шагу - что значит “удобная поза”? В данном шаблоне удобной для наведения транса считается такая поза партнера, когда он сидит, его ступни плотно стоят на полу, руки лежат на коленях (то есть, так называемая “открытая поза” — руки и ноги не перекрещены). Вы можете описать партнеру эту позу и попросить принять ее, а можете просто подойти к партнеру и придать ему эту позу. Второй вариант иногда работает эффективнее, когда вы придаете партнеру некую позу, он обычно в это время замирает, а вы уже знаете, что “зами­рание” — предвестник каталепсии, чем можно вос­пользоваться для наведения более глубокого транса с первого шага. Сконцентрировать внимание партнера на каком- либо объекте вы можете, попросив его либо напра­вить взгляд на какую-то точку, куда он сможет постоянно возвращаться, либо быть предельно вни­мательным к ощущениям в обеих руках сразу (это самые простые приемы). Отвлекая сознательное внимание партнера, вы тем самым высвобождаете его подсознание для контакта с вами. В эриксонианском гипнозе существует много приемов, называемых “ло­вушкой для сознания”, и сосредоточение на чем-либо сознательного внимания партнера — один из при­емов этого ряда. На третьем шаге вы еще более четко разделяете сознание партнера от его подсознания с помощью своей речи; вы по-разному обращаетесь к сознанию и подсознанию. Наверное, это проще показать, чем объяснить; если я обращаюсь к вашему подсознанию, повернув голову влево и разговаривая при этом громким голосом, и обращаюсь к вашему сознанию, повернув голову вправо и разговаривая тихим голосом, то скоро подсознание каждого из вас будет знать, что мой тихий голос при повороте головы вправо означает вызов именно подсознания на кон­такт. (С. Горин поворачивает голову влево и про­должает говорить громким голосом). Ваше сознание продолжает слышать мой голос, в то время как (поворачивает голову вправо и говорит тихим го­лосом) ваше подсознание начинает что-то вспоми­нать; (влево громким голосом) ваше сознание заин­тересовано происходящим, и (вправо тихим голосом) ваше подсознание готовится перевести вас в новое состояние: (влево громко) ваше сознание сомнева­ется, войдете ли вы в транс, в то время как (вправо тихо) ваше подсознание уже нашло способ погрузить вас в транс... На четвертом шаге вы говорите партнеру, что вы у него наблюдаете из знакомых вам признаков тран­са: “Ваше дыхание стало более редким и глубоким, мышцы лица расслабились, тело расслаблено” — и т. д. Пятый шаг — отсутствие установки или установка на “ничегонеделание”. Вы можете кратко или под­робно сообщить партнеру, что он ничего не должен делать. Это можно сказать примерно в таких вы­ражениях: “Вам не нужно помогать мне, и не нужно мешать мне. Вы можете не слушать мой голос можете не смотреть на меня, либо можете смотреть очень внимательно. Вы можете ни о чем не думать или думать о чем угодно, хоть обо всем сразу... Здесь вообще нет ничего, что нужно делать”. Так вы со­здаете ситуацию неопределенного ожидания, помо­гающую лучше использовать транс. Установка на “ничегонеделание” провоцирует подсознательный поиск процессов, нужных для изменений. (На уровне сознания это воспринимается так: “Если я не должен делать это, это и это, то что же я должен делать?”). Использованию транса, шестому шагу модели М. Эриксона, мы посвятим еще много времени, но сде­лаем это позже. Пока вы знаете, что можете дать партнеру (с целью использования транса) неопре­деленную приятную инструкцию конструктивного содержания. И наконец вы возвращаете партнера из транса к ясному сознанию. В этом шаге есть свои тонкости, свои детали. Возвращение из транса должно быть постепенным — и чем более глубоким был транс, тем более медленным должно быть возвращение. Если человек всего лишь погружен в чтение инте­ресной книги, а вы внезапно кладете руку ему на плечо, то он вздрагивает. Резкое, слишком быстрое возвращение к реальности из состояния погружен­ности в себя вызывает дискомфорт, а в идеале все, связанное с трансом, должно связываться у вашего партнера по преимуществу с приятными ощущени­ями. Поэтому возвращайте партнера из транса пос­тепенно; хотя бы предупредите его о возвращении и дайте ему несколько минут для того, чтобы он вернулся к ясному сознанию. Иногда гипнотизер связывает выход из транса со счетом — “я буду считать до трех, и вы будете возвращаться к состо­янию бодрствования”. Счет необязателен, но вы мо­жете описать возвращение в то же пространство (комнату, зал, кабинет), в котором ваш партнер на­ходился бодрствующим, в тот же момент времени, в котором вы сейчас находитесь, верните партнеру ощу­щение тела и возможность самостоятельных движе­ний. Вот, пожалуй, и все.

Вопрос из зала: Когда вы занимаетесь офици­альным наведением транса, вы всегда употребляете эти термины — транс, подсознание?

С. Горин: Нет, я стараюсь использовать более понятные слова. Вместо слов “сознание” и “под­сознание” можно говорить о том, что происходит “в центре внимания” и “за границами внимания”; о том, что “вы хорошо понимаете” и “есть вещи, ко­торые тоже происходят”. Или, обращаясь к созна­нию, я говорю “вы хотите”, а обращаясь к подсоз­нанию, говорю “ваше тело хочет” — либо “ваш организм, ваша нервная система, ваш мозг”; здесь можно найти много синонимов. Слово “транс”, благодаря телесеансам, понятно всей Руси великой. Но и его можно чем-то заменить. Можно сказать о “другом вашем состоянии”, об “отдыхе”, “покое”... Говоря о трансе, важно своим поведением дать понять партнеру, о чем идет речь: во время сеанса я сам впадаю в транс, становлюсь неподвижным, расслабленным; я даю партнеру при­мер для подражания (потом я останавливаюсь, а партнер следует дальше). Таким образом, если со­стояние моего партнера не знает слова “транс”, то подсознание все равно поймет меня.

 Теперь мы перейдем к другому шаблону наведе­ния транса. Его можно было бы назвать “согласием по инерции”, но у него есть более краткое и пока малопонятное для вас название — “5-4-3-2-1”. Я опять немного отвлекусь от темы. В книгах Дейла Карнеги, все еще считающихся на территории бывшего СССР едва ли не высшим достижением практической психологии, есть одно любопытное за­мечание: получить согласие партнера легче, если вы строите беседу так, чтобы партнер предварительно один-два раза с чем-нибудь согласился. Начинайте с согласия, начинайте с “да” — тогда в решающий момент, когда придет черед важного вопроса, из-за которого вы и затевали беседу, ваш партнер ответит “да” просто по инерции...

Реплика из зала: Вы, кажется, не очень высокого мнения о Карнеги?

С. Горин: Нет, отчего же. Для своего времени Карнеги был хорошим “интуитивно-практическим” психологом, но ведь его работы относятся к тридца­тым годам — с тех пор психология ушла вперед.  Задолго до Карнеги техника согласия по инерции была известна под названием “сократовский диалог”, мы для краткости назовем ее техникой “да-да-да”. Она работает тем эффективнее, чем больше положи­тельных ответов вы собрали до того, как задать значимый для вас вопрос. Одна из составляющих успеха при использовании этой техники — одина­ковая интонация для всех вопросов или утверждений (нельзя выделять голосом то, что вас интересует).

 Хороший следователь часто строит допрос так, чтобы сначала получить “порцию” положи­тельных ответов от подозреваемого, усыпить ею бдительность, подготовить к согласию, а потом “оглушить” решающим вопросом: “Иванов? Иван Иванович? Вас задержали вчера? Хотите курить? Хотите сознаться в ограблении?”. По­хоже действуют американские продавцы авто­мобилей. “Сегодня прекрасный день! Тебе очень идет эта рубашка! Ты хочешь купить этот ав­томобиль!”. Я помню одного из городских ру­ководителей, который очень любил технику “да-да-да”, и вопросы на голосование выносил таким примерно способом: "Товарищи, ну ведь все мы живем в этом городе! Мы все ходим по этим улицам! Данный вопрос требует вот такого ре­шения! Кто — “за”?".

 Какое отношение все это имеет к нашей теме, к гипнозу? Самое непосредственное: если вы хотите, чтобы партнер согласился с вашим внушением, дайте ему возможность посоглашаться сначала с чем-то еще. Просто прокомментируйте то, что сейчас есть (что он видит, слышит и чувствует), а потом внушайте то, чего пока нет.

Упражнение № 10 (“5-4-3-2-1”). Выполняется в парах: партнер А в роли гипнотизера, партнер Б — в роли гипнотизируемого. Вам предстоит пройти пять этапов, описывая с целью наведения транса то, что в данный момент реально имеется во внешнем опыте партнера Б, в его восприятии внешнего мира (то, что он может сразу же проверить и согласиться с вами), а потом добавлять внушающие утверждения о том, что до­лжно быть во внутреннем мире партнера (этого он проверить не может и будет соглашаться по инер­ции). Общая схема движения к трансу такова: на первом этапе вы очень много говорите о внешнем мире, а на последнем — о внутреннем.

 Первый этап. Дайте партнеру Б четыре утверж­дения о том, что он сейчас видит, и добавьте пятое утверждение внушающего характера. Затем дайте четыре утверждения о том, что он слышит, и сделайте еще одно внушение; потом — четыре утверждения о том, что он ощущает, и внушение.

 Второй этап. Дайте партнеру Б три утверждения о том, что он видит, и добавьте два внушения. Ана­логично сделайте по три утверждения о том, что он слышит и чувствует, добавляя по два внушения.

 Третий этап. Сделайте два утверждения о том, что партнер Б видит, и добавьте три внушения; два утверждения о том, что он слышит, и три внушения; два утверждения о том, что он чувствует, и три внушения.

 Четвертый этап. Одно утверждение о том, что партнер видит, плюс четыре внушения; одно утвер­ждение о том, что он чувствует, и четыре внушения.

 На пятом этапе вы можете только внушать — значит, можете сделать транс глубже, доставив парт­неру больше приятных переживаний, но обычно к пятому этапу транс уже достаточно глубок. Если партнер Б предварительно просит вас помочь ему в решении какой-то проблемы — дайте ему внушения о том, что проблема будет решена. Если особых просьб нет, сделайте неопределенные приятные вну­шения конструктивной направленности.

 Шестой этап — возвращение из транса; сделайте его постепенным и максимально комфортным для партнера. Для того чтобы не запутаться в последователь­ности утверждений, сделайте себе вот такую таб­лицу:

 

 

 

ТАБЛИЦА 2. Шаблон “5-4-3-2-1”

 

Этапы

Количество утверждений

 

“Вы видите

во внешнем

мире”

ВНУШЕ­НИЕ

“Вы слышите

во внешнем

мире”

ВНУШЕ­НИЕ

“Вы чувствуете”

ВНУШЕ­НИЕ

I

4

1

4

1

4

1

II

3

2

3

2

3

2

III

2

3

2

3

2

3

IV

1

4

1

4

1

4

V

0

5

0

5

0

5

 И еще одно примечание. По мере того как вы будете продвигаться от этапа к этапу, обращайте внимание партнера на то, что он в принципе способен воспринять, но обычно не воспринимает сознательно — на очень слабые раздражители. Так, все мы слы­шим тиканье часов в комнате, но до тех пор пока я вам об этом не сказал, вы не воспринимали этот звук осознанно. Любой из вас способен почувство­вать свое дыхание, движение грудной клетки вверх и вниз — но пока вам об этом не сообщат, вы не осознаете такие вещи. Да, свои внушения вы можете маскировать, ис­пользуя выражения типа “вы видите внутренним зрением” и “вы слышите внутренним слухом”. Те­перь давайте выполним упражнение, и, возможно, вы еще что-то захотите добавить к моим примечаниям.

Реплика из зала: Продемонстрируйте с кем-ни­будь это упражнение.

С. Горин: Нужен доброволец. Виталий? Пре­красно, садись сюда. Ты хочешь погрузиться в глу­бокий транс или в легкий.

Виталий: Пусть это будет легкий транс.

С. Горин: Я уверен, что твой мозг сможет раз­личить, когда я обращаюсь к тебе (говорит, сидя лицом к Виталию), а когда — к группе. Сейчас я задам вопрос группе (поворачивается к залу). Что я сделал?

Ответы из зала: Вы подстроились к позе и ды­ханию Виталия.

С. Горин: Да, но не только это. Я применил маленькую речевую хитрость — я задал Виталию вопрос, повышающий готовность к трансу. Я спро­сил: “Ты хочешь погрузиться в глубокий транс или легкий?” Меня устраивает любой выбор Виталия, поскольку здесь нет выбора, любой ответ предусмат­ривает, что Виталий хочет погрузиться в транс. (Поворачивается к Виталию). Хорошо, продол­жаем. Я хочу обратить твое внимание на то, что ты сейчас видишь... Ты видишь перед собой стену... На стене — выключатель белого цвета... Ты видишь Олега, который смотрит на тебя... Видишь красный шарф на шее у Олега... И начинаешь расслаблять­ся... ...Ты слышишь мой голос... И слышишь шум магнитофона... И слышишь шум машин на улице... И шелест бумаги в зале... И можешь дышать более редко и глубоко... Ты чувствуешь прикосновение спины к спинке стула... Чувствуешь твердость сиденья... Чувству­ешь прикосновение подошв к полу... и прикоснове­ние левого локтя к левому бедру... И твоя сосре­доточенность становится все больше и больше... Ты видишь рисунок линолеума на полу... И от­ражение солнечных лучей из окна на полу... И свет лампе потолка... И твои глаза начинают уставать... Возможно, им хочется закрыться... И ты слышишь, как скрипнул стул в комнате... И слышишь очень слабый шелест ленты в магнито­фоне... И слышишь отдаленные шаги... И успока­иваешься все глубже и глубже... И погружаешься в себя... Чувствуя тяжесть своих рук… их вес... когда руки лежат на бедрах... ты ощущаешь ладонями ткань брюк... И тебе становится все более интересно то, что происходит внутри тебя... А внешний мир куда-то уходит... И твои глаза уже закрылись... Но сквозь сомк­нутые веки ты еще можешь увидеть свет в этой комнате... Или цветные пятна, которые бывают, если закрыть глаза... и оставить их закрытыми... глядя на нас и на себя внутренним зрением... погружаясь в себя еще глубже... понимая, что спокойствие будет нарастать... И ты еще слышишь мой голос... который звучит приглушенно... и слышишь шум своего дыхания... очень спокойного и замедленного... сонного... и весь мир уходит еще дальше от тебя... В то время как ты чувствуешь, как спокойно и уверенно бьется твое сердце... как при дыхании твоя грудная клетка... поднимается... и опускается... и ты понимаешь, что твоя расслабленность уже очень глубока... что даже если бы ты захотел открыть глаза... тебе было бы лень это делать... тебе очень удобно с закрытыми глазами... и в этой позе... Когда ты вспоминаешь какие-то картины;.. очень приятные картины... из своего прошлого... и уже не знаешь, воспоминания это или сновидения... и твой организм делает очень важную работу... ты ушел глубоко в себя... в свой внутренний мир.. продолжая иногда слышать какие-то звуки далекого разговора... и не зная, есть ли этот разговор на самом деле... или он тебе снится... и твой мозг учится многим вещам... которые относятся к тран­су... и приобретает полезные знания... которые ты будешь успешно использовать... в своей работе...  Отдохни... в то время как твой мозг будет усва­ивать полезные знания... и запоминать полезные навыки... Отдохни...  И только тогда, когда твой мозг поймет, что ты готов  вернуться к состоянию бодрствования… ты будешь возвращаться к нам... в эту комнату и в этот день и час... в том темпе, который тебя устра­ивает... может быть, очень быстро... или не очень быстро... и все твои знания останутся при тебе... хотя ты о них еще ничего не знаешь... Я буду считать до трех, и ты заметишь некоторые явле­ния... Один... Твои веки начинают подрагивать... Ды­хание становится чуть более частым и поверхност­ным... Два. Твои мышцы готовы к работе, ты хорошо ощущаешь свои руки и ноги. Три! Открой глаза! Потянись! (Обращаясь к аудитории) Вот и все упражнение. Как видите, я прошел по всем этапам, поначалу следуя за партнером, а потом лидируя. Моя речь могла произвести странное впечатление, хотя в ней все соответствовало происходящему: я описывал только то, что Виталий мог видеть, слышать и чув­ствовать. Кстати, Виталий, сколько минут это про­должалось?

Виталий: Минуты две-три.

С. Горин: Вот вам искажение чувства времени в трансе. Сидящие в зале могут сравнить объектив­ное время с внутренним временем Виталия — сколь­ко минут на самом деле продолжалось упражнение? Ответы из зала: Три минуты. Пять минут. Пол­торы минуты. Десять минут (смех в зале).

С. Горин: Ни одного правильного ответа. Пом­нится, кто-то из вас говорил, что не поддается гип­нозу... Будем считать, что вы готовы делать упраж­нение.

Вопрос из зала: Здесь находится много людей, это не будет сбивать партнера?

С. Горин: Вашей заботой как раз и является сделать так, чтобы партнера это не сбивало. Вы достигаете этого очень просто — включая все, что происходит, в свою речь: “...и ты слышишь, как здесь разговаривают люди, и входишь в транс еще успешнее”. Наличие шумов в зале — больше помеха для гипнотизера, чем для гипнотизируемого. Однажды под окном моего рабочего кабинета на­чали ремонтировать водопровод. Пригнали бульдо­зер, компрессор... Ну, вы знаете, как шумит комп­рессор, и знаете, что ремонт в этой стране не делается быстро. Я мог бы прекратить практику, но я сделал по-другому: в течение нескольких дней я сообщил своим пациентам, что они прекрасно слышат шум компрессора, и это позволяет им понять, что с по­мощью этого шума люди решают свои проблемы, а пациент может решить свои, слушая этот шум и еще больше расслабляясь. Включайте в свою речь (тогда, когда вы описы­ваете внешний опыт партнера) все, что происходит. Многие начинающие гипнотизеры считают, что по­терпели неудачу при наведении транса, если сидят, что их партнер улыбается: “Ах, он улыбается, он смеется надо мной, о каком трансе может идти речь!”. Улыбка партнера — тоже стимул, который может привести его к трансу. Верните партнеру его движение, дайте понять, что вы его заметили: “...ты чувствуешь свою улыбку, и твое спокойствие нарас­тает. Если помните, А. Кашпировский в своих се­ансах делал это очень успешно, когда говорил: “Мо­жете смеяться, можете даже хохотать, и при этом входите в транс еще лучше”. Такие ловушки для сознания работают — человек смеется, но через не­которое время замечаешь, что смех-то насильствен­ный; человек хохочет не потому, что ему смешно, а потому, что он не может остановиться. В принципе, возможно обратить в свою пользу даже такую си­туацию, когда в ваш кабинет в разгар наведения транса заходит ваш начальник и начинает орать на вас (хотя технические сложности, конечно, будут). У вас есть еще какие-то трудности?

Ответ из зала: Трудно начать говорить...

С. Горин: Эта трудность есть у всех групп. Все вроде бы платили за то, чтобы научиться делать, но когда надо начинать делать, уходят во внутренний диалог вместо внешнего... Интересно, если бы я вас попросил написать протокол на тему: “Что мы ви­дели, слышали и чувствовали в этом зале — вам бы пяти листов бумаги хватило? Для того, чтобы описать все? Не хватило бы... Хорошо, я вам пред­ложу сделать промежуточное упражнение.

Упражнение № 11. Выполняйте каждый по оче­реди, индивидуально. В течение одной минуты вы будете рассказывать о том, что вы видите в этом зале (получая навык свободной речи).

Обсуждение.

С. Горин: Мы с вами вернулись на полшага назад и правильно сделали. Некоторые замечания по вашей речи. Во-первых: у всего, что вы видите, есть цвет, форма и местоположение. Когда вы говорите о цвете растений, то описание “успокаивающий цвет” можно давать во вторую очередь, а в первую очередь он зеленый. Не усложняйте задание, оставайтесь в рам­ках простых описаний. Во-вторых, описание зала как “прекрасного” или “хорошо оборудованного” является вашей оценкой, с которой партнер может и не согласиться. “Пре­красный” или “хорошо оборудованный” — для чего? Лучше оставаться в рамках цвета и формы, здесь партнер с вами скорее согласится. И, в-третьих, людей в этом зале заметил поче­му-то только Юра, остальные описывали предметы (смех в -зале). Конечно, ваш партнер видит не только пол, стены и окно, он видит и вас, сидящего здесь и считающего свое существование настолько само собой разумеющимся, что об этом не стоит и говорить. Итак, разговаривать мы научились, давайте учить­ся официально наводить транс.

Наташа: Я боюсь, что у меня не получится.

С. Горин: Ладно, Наташа, у тебя это не пол­учится. И что тогда случится?

Наташа: Я буду себя чувствовать глупо.

С. Горин: Что заставит тебя чувствовать себя глупо?

Наташа: Возможность ошибки.

С. Горин: Тогда я тебе при всей группе дам другую инструкцию — сделай как можно больше ошибок во время упражнения; изо всех сил поста­райся сделать все ошибки, какие только возможны, можешь их пересчитывать, а можешь даже не счи­тать. Так пойдет? (смех в зале). Начали.

Обсуждение.

 С. Горин: Я повторюсь, возможно, если скажу, что цель базовых упражнений — не только научить­ся чему-то из методик наведения транса, но и на­учиться замечать то, чего вы уже достигли; замечать, где начинается транс, каковы признаки наступившего транса у вашего конкретного партнера — непод­вижность, расслабленность, что-то еще. С этим вы все справились. Я попрошу Олега и Риту дать самоотчет. Во время упражнения Рита в роли гипнотизера поте­ряла подстройку к дыханию Олега. Что тогда про­изошло, Олег?

Олег: Мне казалось, что я все время куда-то падаю, это было приятно, и вдруг — раз! — я возвращаюсь.

С. Горин: Рита очень увлеклась тем, что она говорила и временно забыла о том, как надо гово­рить. Мне показалось, что Рита вошла в более глубокий транс, чем Олег, и вещала автоматически (кстати, словесное наведение транса у Риты получи­лось отлично). Ты хорошо повела Олега, но в какой-то момент перестала ему помогать, и ему пришлось гнаться своим дыханием за тобой, за твоей речью. Так в паре Юра-Виталий с Юрой в роли гипно­тизера какие были сложности?

Юра: У меня был дискомфорт от того, что Ви­талий сопротивлялся. По-моему, он старался не де­лать ничего из того, что я ему предлагал.

С. Горин: Он действительно старался, и это дает нам возможность обсудить еще одну тему эриксонианского гипноза — полярную реакцию.

Полярная реакция.

С. Горин: Знаете, есть довольно много людей, жизненная стратегия которых описывается примерно так: “Все это делают — значит, я этого делать не буду”. Мне понравилось откровенное выражение такой стратегии героем одного фильма: “Я ненави­дел сигареты, пока не узнал, что курение вредно” Эта “стратегия наоборот” в эриксонианском гипнозе называется “полярной реакцией. В той или иной степени полярная реакция свой­ственна каждому человеку — если сомневаетесь, то встаньте на улицеи начните бесплатно раздавать что-нибудь прохожим (шоколадные батончики или тысячерублевые купюры, неважно). Вы увидите ес­тественную полярную реакцию, а может быть, и по­чувствуете ее...

 Один из моих однокурсников любил поль­зоваться в спорах естественной полярной реак­цией собеседника. Если он хотел высказать свои аргументы и не выслушивать ответ партнера, он заканчивал предложения своеобразным обраще­нием к партнеру в третьем лице: “Ну, сейчас скажет что-нибудь”. После этого, как правило, партнер замолкал.

Есть люди, которые по какой-то причине специ­ализируются на полярной реакции. На все ваши предложения или просьбы что-то сделать они отве­чают “нет”. Но освобождает ли их это от манипу­ляций? Ведь если они всегда делают наоборот — с ними можно говорить наоборот. Виталий, я не хочу, чтобы ты чувствовал себя слишком удобно и уютно. Ни в коем случае не сосредотачивайся, не закрывай глаза! (смех в зале). Ты ведь можешь не войти в транс с закрытыми глазами, или войти в транс с открытыми глазами. Я не хочу, чтобы ты прямо сейчас погружался в трансовое состояние. Не делай этого. Здесь вообще нет ничего, что нужно делать. Если я говорю, что ты не сможешь погрузиться в глубокий транс, то я ведь могу не говорить о том, что ты не можешь погрузиться в легкий транс. Ты можешь совершать движения, и чем больше движений ты совершаешь, тем успешнее будет твое погружение в транс. Вы даете партнеру примерно такую программу, и рано или поздно он запутывается в отрицаниях: что нужно делать, что не нужно, чему в итоге сопротив­ляться из предложенного. Здесь хорошо действуют двойные и тройные отрицания, сознание в них за­путывается крепко… Раньше меня смущали пациенты, единственной целью которых, как мне казалось, было продемон­стрировать то, что они “гипнозу не поддаются”. Теперь я просто вслух сомневаюсь в том, что они смогут войти в транс — и они входят! Я говорю им, что, наверное, несмотря на сделанную мной работу, они не могут почувствовать себя лучше — и они чувствуют себя лучше! Предоставьте человеку подходящий контекст для любой его реакции, и вы сможете им управлять, даже если он “сопротивля­ется”.


Раньше   Дальше



Перепечатка материалов сайта возможна только с письменного разрешения администрации. Подробности здесь.