ВходРегистрацияЗабыли пароль?
Promagik.ru - магический портал

§5. Дух и душа. Состав человека

"Сердце твое я уподобляю городу, в котором бок-о-бок живут праведные и неправедные. Ты - повелитель этого города, а разум великий визирь твой".

Саади.383

Проявление есть утверждение себя во вне, это есть реализация своих потенциальных качеств, это есть стремление создать себе такое поле, в котором каждая частичная градация сущности могла бы получить в своем собственном сознании независимость личной жизни. Эта цель и вызвала Творчество Божественное, вызвала творчество Атманом своих Эа, вызвало также и весь дальнейший ход инволюции. Весь путь Вселенского Проявления, начиная с Эйн Софа и кончая простейшими феноменами, утверждается этой единой идеей. Давая бытие внутреннему Логосу, Целое, Абсолютное родит в себе относительное и тотчас же его видоизменяет. Это есть вечный круговорот иллюзий, есть поток частных логосов, непрестанно сменяющих друг друга. Различно себя сознавая, утверждая различные виды сознания, Целое порождает в Себе различные миры частностей, и в каждом из этих миров живет ему свойственной стороной Своей, и каждая из отдельных грез видит свое целое, видит своего судью и свой закон.384 Когда человек грезит, он отождествляется с своей мечтой, он забывает себя в своем целом и вполне уходит в свою мечту, а потому всегда рождение мечты из целого есть рождение в самом целом нового аспекта. Греза живет своей жизнью, она теряет связь с целым, она становится самостоятельным бытием, но лишь постольку, поскольку целое ее проникает. Живя в различных грезах частями своими, Атман человека обобщает их в совокупное целое; это целое есть запечатленный отблеск самоощущения, это есть тело сознания, которое и носит в традиции наименование "состава человека".

"Все внешние проявления не более как дороги, сходящиеся к одному центру, и вы идете по ним, чтобы достигнуть этого центра и найти настоящего человека, т.е. группу способностей и чувств, которые производят все остальное. Вот новый мир, мир бесконечный, потому что всякое видимое действие влечет за собой бесконечный ряд прежних или новых рассуждений, волнений, ощущений, которые содействовали к уяснению его, которые, как длинные скалы, глубоко осевшие в почву, достигают в нем его крайней, оконечности и его подошвы".

Ипполит Тэн

Когда человек грезит, он может или двигать свое сознание по отношению к своей грезе, или же, наоборот, может заставить ее самое двигаться. Как в том, так и в другом случае - эта греза есть совокупность более элементарных грез, ее отдельных градаций, по которым скользит сознание человека. В мире все порождается относительным движением; движение абсолютное есть не только недостижимая фикция, но и фикция бесполезная.385 Считая, что движение целиком лежит в Целом, мы приходим к идее о Проявлении Мира, как грез, запечатленной в волнах Майи;386 наоборот, считая Целое недвижным и приписывая частям категорию движения, мы приходим к идее о Мировом Проявлении в аспекте учения об эманации.387 Ясно, что обе идеи тождественны по сущности и разнствуют лишь благодаря условному принятию за неподвижную различных точек в относительном движении, что, вообще говоря, безразлично. В обоих случаях мы одинаково приходили к тому, что сознание скользит по составу,388и в этом и заключается жизнь.

Эта идее о последовательных отождествлениях личности человека с отдельными совокупностями элементов состава, особенно ярко разработана у гностика Исидора в его "περ προσφυος ψυχς", где он высказывает вполне правильную мысль, что разносторонность человеческого существа и возможность полного погружения в различные конкретные эмоции подчас противоположные друг другу, естественно приводят к необходимости признать наличие группового характера в душе человека - хранилища предыдущего опыта.

Всякое чувство, всякая мысль, всякая идея, сами по себе слагаются из элементарных аспектов. Разлагая эти аспекты на еще более элементарные, мы, в конце концов, приходим к аспектам простейшим, которые и являются как бы индивидуальными атомами состава; эти атомы я буду называть элементами человека. Эти элементы, слагаясь друг с другом различным образом, обобщаясь в различных относительных синтезах, и создают всю массу свойств и наклонностей человеческой души, которая и есть не что иное, как состав. То внутреннее движение, которое вечно происходит в человеке, и есть вечная перегруппировка элементов; именно поэтому человек живет в себе самом и в себе самом и двигается; именно поэтому вся деятельность человека ограничивается своим собственным внутренним миром.

"Лишь только один я останусь с собою,
Меня голоса призывают толпою,
Которому ж голосу отповедь дам?
В сомнении рвется душа пополам!"

Алексей Толстой.

Каждый элемент подобен по Закону Аналогии самому целостному человеку, а человек для такого элемента есть Демиург; в плане высшем человек является элементом Мирового Коллективного Человека - Адама Кадмона; это и выражается законом: каждый человек есть Адам Кадмон для всего низшего и элемент высшего. Мысли и образы, идеи и чувства, стремления и изыскания человека, в своем комплексе составляющие его душу, вполне подобны отдельным людям, образующим вместе один какой-нибудь народ. Каждый отдельный элемент человека имеет своим главным двигателем стремление развиться как можно ближе к максимуму возможного развития вообще и все кругом на этом пути своем подчинить своему влиянию. Этот двигатель тождественен с двигателем каждого человека, ибо стремление к развитию и доминированию над всем и определяет вообще сущность живого существа на земле. Как среди людей нет двух равных, так и среди элементов души человека нет двух тождественных; как в мире человеческом, так и в мире души одного человека эти элементы живут, двигаются и чувству ют согласно своим собственным, индивидуальным качествам и свойствам.

"Ist nicht der Kern der Natur.
Menschen im Herzen?"

Гете.389

"Мудрецы находили корни бытия в своем сердце".

Ригведа.390

Каждый элемент есть запечатленный аспект духа в том виде и в тех тональностях, в каком мире этот элемент лежит. Элемент рождается тогда, когда путем опыта человек утверждает его долженствование, когда, из предыдущих познаний и выводов, он ясно начинает чувствовать необходимость его бытия для завершения соответствующего комплекса идей или представлений, для доведения их до гармоничного целого.3 391В этом и состоит закон атрофии: "При наличии действительной необходимости познавания или общения с миром вне лежащем возникает новая способность общения и восприятия, и обратно, при отсутствии этой необходимости или возможности активно проявляться, эта способность исчезает, переходя из мира реальностей в мир возможностей".392

Человек Мира Бытия движется, и в этом движении своем он познает одни явления и идеи мира за другими; он отождествляется с ними, и отождествившись, идя дальше, уносит с собой их запечатленный отблик; отражение частного в общем есть поглощение общим частного.393 Это отождествление с частностями и их поглощение не всегда происходят с одинаковой интенсивностью, скоростью и совершенством. Когда человек все сипы свои исчерпывает на внутреннюю борьбу частей своих, он совершенно лишается возможности воспринимать что-либо извне, он проходит мимо самых глубоких и интересных явлений как бы во сне, вовсе их не замечая. Лишь совладав с своим собственным диссонансом окончательно, начав торжествовать над хаосом беспорядочности своих чувств и эмоций, у него как бы сваливается пелена с глаз, он начинает видеть вокруг себя, начинает сознавать, оценивать и претворять в свою плоть и кровь.394

"Когда тепло и движение безотчетных импульсов и страстей терзает душу со всех сторон, человек не в состоянии ничего дать или принять сознательно. Но когда мы найдем центр в своей душе, благодаря силе самообладания, силе, способной привести в гармонию борющиеся элементы, все объединяя, тогда наши отдельные впечатления превращаются в мудрость и наши моментальные сердечные интересы находят свое завершение в любви. Для человека, познавшего свою душу, возникает определенный центр вселенной, вокруг которого все остальное распределяется и находит свое настоящее место."

Рабиндранат Тагор.395

Каждая новая мысль, каждое новое переживание, каждая вновь почерпнутая идея, входя в состав, входит во взаимоотношение со всем тем, что там уже имеется, происходит полная внутренняя переориентировка, в результате чего появляется возможность новых переживаний, новых достижений. Каждое конкретное познавание, каждое действие, проистекая из воли, вместе с тем не только окрашивается индивидуальным характером состава, но даже более того, оно вовсе невозможно в том случае, если противоречие меж новым и старым более известной весьма незначительной величины. Состав есть истинный хранитель опыта, и именно потому все новое, что строит человек, зиждется на старом.

"Моральные и интеллектуальные особенности, совокупность которых выражает душу народа, представляет синтез всего его прошлого, наследство всех его предков и побудительные причины его поведения".

Густав Лебон.396

"Характер каждого народа можно рассматривать во всякую данную минуту как результат всех его предыдущих действий и ощущений".

Ипполит Тэн.

Каждый элемент, будучи сам по себе аспектом духа, уже в силу одного этого, является его проводником, а потому имеет свою собственную волю. Эта воля, присущая отдельному элементу, весьма своеобразна, она совершенно отлична от воли человека, ибо она единообразна, она представляет из себя совершенно определенную величину, как по интенсивности, так и по определенности своего направления. Она вполне соответствует элементу и является как бы его динамическим выразителем, но она лишена дара свободного решения и какого-либо другого критерия, кроме действия простого средства.397Каждый элемент обладает личной волей, ему свойственной. Воля есть динамическое выражение потенциального элемента, а элемент - это стационарное выражение отдельного вида динамической воли. Последнее и приводит нас к закону: в человеке есть не один, а несколько центров волевых импульсов. Именно потому он и является микрокосмом, в его существе живет бесконечное множество различных существ, каждое из которых имеет свою волю.

Человек стоит в высшей плоскости, чем мир животный, и это сказывается прежде всего в наличии сознательной воли.Как мир животных есть мир чувств, эмоций и страстей как таковых, так мир человеческий есть мир волевых импульсов.

"Животные суть олицетворения наших страстей, они суть инстинктивные силы природы".

Элифас Леви.398

Один только человек способен переживать без внешних импульсов, исходя из одного только своего волевого желания. Первое следствие этого есть наличие у человека возможности воспринимать отвлеченные понятия и абстрактные идеи. Уму животных навсегда закрыта способность воспринимать сходство в многообразии; для него каждое отдельное существо есть вполне самостоятельное; понятие обобщения и способность классификации - эти основы всякого знания, всякой эволюции, суть неотъемлемые атрибуты духа человеческого, ему одному только присущие. Наличие воли налагает на человека новые обязанности, открывает новые возможности, новые аспекты деятельности. Сознательная воля дает ему могучий критерий всякого переживания; он начинает сравнивать феномены внешнего мира и ноумены души своей между собой, улавливает их взаимную связь и причинность и тем самым получает возможность делать сознательный выбор.

§6. О свободе воли. Воля связанная и воля свободная.
О росте и колебаниях их величин

"Знание действия зависит от знания причины и заключает в себе последнее."

Спиноза.

Если бы все элементы состава были абсолютно друг от друга независимы, то человека, как некоторого целостного комплекса этих частностей, в принципе бы быть не могло. Отсюда явствует, что независимость этих отдельных элементов души человека не абсолютна, а лишь относительна и все элементы состава, т.е. частные воли, между собой связаны особыми, неуловимыми подчас, но все же неизменно существующими дифференциальными связями. Каждый психолог или социолог знает, что во всяком скопище людей, даже совершенно случайном и составленном из особей, ничего общего между собой не имеющих ни в умственном, ни в социальном, ни в психологическом отношениях, всегда образуется некоторая "общая душа" - так называемая "душа толпы". Из сказанного явствует, что собрание индивидуальностей не является как бы их физической смесью; меж ними происходят особые процессы, связывающие воедино все разрозненное и создающие нечто целое. Возвращаясь к нашему учению об элементах человека, мы должны сказать, что независимость каждого такого отдельного элемента не является абсолютной, а лишь относительной, ибо все эти элементы взаимно влияют один на другой. Независимость проявлений существа от его собственного состава в нашем сознании и представляется "свободой" воли.

Пусть воля каждого отдельного элемента человека выражается в виде dв, причем этот дифференциал определяется следующим образом. Каждый отдельный элемент, будучи сам по себе наделен абсолютной свободой воли, при подстановке в общее уравнение движения человека А = f (х, у, z...) где х, у, z... - суть его элементы, дает некоторую кривую по уравнению А = f (С', х) или А = f (С", у) и т.д. Все эти кривые могут быть нанесены на некотором чертеже, и в этом случае движение человека во времени определится перемещением горизонтали, которая и будет интерпретировать положение плоскости сознания. Самое же движение сознания будет функцией времени, ибо по ординатам мы и откладываем время в некотором масштабе; - тогда скорость движения будет v = f ′(t).


Источник всякой воли есть Атман. Человек физического мира черпает силу из доступного ему аспекта Атмана - Эа физического мира. Пусть воля этого аспекта будет В', если воля Атмана есть В. Эта последняя проектируется в часть его существа в Мире Бытия в виде аспекта В'-в. Эта последняя величина в и выражает собой волю человека в Мире Бытия, т.е. волю целостного его существа в этом Мире. Она, как мы знаем, есть результирующий комплекс всех волей всех частных волевых центров. Иначе говоря, если, скажем, априорное понятие о воле будет β, а ее частные значения dв, dв1, dв2... и т.д., то закон, по которому связаны отдельные траектории волевых центров в пространстве по отношению к β как таковой, т.е. закон, по которому априорное β претворяется в различные dв, может быть выражен некоторой функцией, которая и будет законом распределения вол и в плоскости сознания. Пусть эта функция будет f (г).

Известно, что для того чтобы понять или определить какую-нибудь величину, мы должны ее сравнить с величиной уже известной. Иначе говоря, всякое наше познавание математически изображается дробью, где числитель переменная величина, а знаменатель величина постоянная, или, в общем случае, переменная по некоторому определенному закону. Так и в данном случае, имея известную формулу f (г) распределения сознания как такового, мы должны для получения ясного понятия о характере и состоянии dв в данный момент сравнить его с соответственным значением функции f (г). А это значит, что существует, вообще говоря, следующее соотношение: = f'(г), т.е. производная f (г) по месту в сознании равна производной воли целостного человека по сознанию. Преобразуем это уравнение так: dв=f' (г) dг. Это и есть наиболее общее определение dв. Воля частного волевого импульсирующего центра, ее величина, напряженность и характер являются функцией функции места и роли этого центра в общей экономии сознания. Иначе говоря, напряженность воли частного центра, его влияние и значение находятся не в линейной, а в параболической зависимости от роли этого центра в сознании. Это ясно из того, что величина f'(г) = F [f (г)], а [f (г)] = F1 (г). Насколько важен этот закон, видно хотя бы из следующего его следствия. - Если человек какую-нибудь страсть парализует действием противоположной вдвое, то интенсивность ее влияния на его существо уменьшится вчетверо.

Для того чтобы перейти от воли частного элемента человека к воле целого его существа, достаточно проинтегрировать полученное выше выражение по сознанию; тогда в = ∫dв = ∫f' (г) dг. Это последнее и показывает, что воля человека Мира Бытия есть комплекс всех волей отдельных его элементов. Этот интеграл является интегралом определенным, ибо он распространен лишь в плоскости сознания, крайние полюсы которого будут проекциями 2 типов абсолютного человека, о которых гласит Аркан V. Итак, в = . Это выражение математически определяет некоторую площадь как геометрическую сумму ряда дифференциальных площадей, которая и представит величину независимой воли целостного человека. Для определения того, когда человек будет иметь наибольшую свободу воли, надо найти, когда определенный интеграл будет иметь свой максимум, каковая задача и относится к области вариационного исчисления. Рассматривая какое-нибудь отдельное положение человека на пути его эволюции, мы увидим, что воля его отдельных элементов будет развита весьма неравномерно; площадь, определяемая ими, имеет весьма неправильный вид. Но чем больше человек будет развиваться, тем больше площадь эта будет увеличиваться, стремясь к своему максимуму. Последний и наступит, когда воля всех элементов разовьется по некоторому закону, который для данного случая по известной теореме вариационного исчисления399 и будет законом окружности. Когда это случится и площадь воли человека представится площадью окружности, мы будем видеть, что все стороны его души развиты равномерно и до пределов возможного максимума. Но вместе с тем мы увидим также, что свободной (несвязанной) воли у такового человека не будет вовсе. Действительно, обе полуокружности равны между собой, в разности дают нуль, а, следовательно, и свободная (несвязанная) воля выражается нулем. Итак, у совершенного человека свободной воли нет вовсе.

Этот результат парадоксален лишь с первого взгляда. Действительно, совершенный человек содержит в себе в одинаковой степени все движения, все эмоции, все стремления и переживания; все в нем и ничего нет вне его. В нем нет движения как в целом, но он есть само движение в частях своих, так как все в его существе вечно двигается, вечно изменяется, вечно варьируется. Когда целое недвижимо, а подвижны лишь части его, - это значит, что целое устранилось от непосредственного действия и предоставило деятельность частностям. Если нет у целого движения, у него нет и свободы воли, ибо наличие свободы воли есть лишь указание на то, что часть воли человека может свободно во вне проявляться, ибо она не связана полярными антиподами; если нет и не может быть в принципе движения, не может быть и внешнего проявления воли, не может, следовательно, быть и свободы воли. Итак: как Божество, так и совершенный человек свободной воли не имеет; их воля, как таковая, бесконечно громадна, но она замкнута и целиком направлена вовнутрь себя.

"В духе нет абсолютной или свободной воли, напротив, дух определяется к тому или иному хотению причиной, которая в свою очередь определена другой, которая опять-таки зависит от другой и так далее до бесконечности".

Спиноза.400

"Мы познаем ясно и отчетливо, что Разум, Могущество и Воля Бога не суть различные качества, а лишь представляются таковыми человеческому разумению".

Спиноза.401

Вполне понятно, что на первых ступенях своей эволюции, человек также не имеет свободной воли. Действительно, все его поступки и стремления целиком управляются законами рефлекса и ассоциации; влияние его индивидуальности ничтожно, в нем не проснулся еще царь, он только раб, а потому в нем нет даже самой воли, а потому и подавно - ее свободы. Но что будет с человеком между этими крайними пределами его пути? Развиваясь, воспринимая все новое и новое извне и претворяя его в свое существо, человек постепенно вырабатывает одни страсти за другими. При этом он никогда не может быть в состоянии одновременно вырабатывать оба члена бинера, а потому в нем всегда то одна страсть, то другая - ее антипод, будут по очереди доминировать. Рассматривая теперь всю массу отдельных сторон элементов человека, мы можем сказать, что всегда будет существовать некоторая разность между его результативным стремлением в одну сторону и стремлением в другую, каждое из которых управляется одним из членов великого бинера души человека. Эта разность будет его увлекать в одну сторону, он будет идти по одному звену пути, но затем рано или поздно, достигнув максимума и претворившись в минимум, отдельные элементы его души будут его устремлять в движении противоположном, и человек пойдет по второму звену своего пути. Так, человек на пути своем будет двигаться попеременно в разные стороны, идя по синусоидальной кривой своей эволюции. Очевидно, что воля его, как таковая, все время будет расти по своей абсолютной величине, так как составляющие ее dв будут все время увеличиваться. Закон этого изменения абсолютной величины воли человека в зависимости от роста различных сторон его существа будет выражаться квадратным уравнением, определяющим некоторую параболу, если по абсциссам мы будем откладывать пройденный путь от некоторой начальной точки, а по ординатам, - величину его абсолютной воли. В начальной точке воля равна нулю, а в конце обращается в бесконечность. Что же касается до свободы воли человека, то она будет величиной переменной, причем закон ее изменения будет выражаться синусоидальной кривой, амплитуды колебания которой начиная от нуля, сначала увеличиваются до некоторого наибольшего значения, а затем падают снова до нуля. Действительно, рассматривая момент наибольшего напряжения бинерных крайностей, когда человек до максимума, соответствующего этому звену, развивает одни элементы в ущерб их антиподам, мы должны сказать, что в данный момент свобода его воли будет наибольшая в этом отдельном звене, ибо в этот момент разности между полярными элементами достигают максимума. Вслед за этой точкой своего пути человек начинает двигаться в обратном направлении, и потому напряжение полярностей начинает падать, все нейтрализуется, а потому и падает до нуля свобода его воли. Вот почему, в моменты перелома своей эволюции человек находится как бы в неустойчивом положении и лишен возможности активно и динамически действовать. В эти мертвые точки пути человеку всегда оказывается помощь в виде некоторого толчка, ибо члены бинеров, претворившиеся из максимумов в минимумы, могли отражением довести его лишь до этой срединной точки. После такой точки человек вновь начинает односторонне развиваться в одном направлении, опять доходит до крайностей, вновь увеличивает напряжение полярностей, но уже с обратным знаком, а потому и вновь увеличивается свобода его воли, доходящая до максимума при достижении человеком критической точки. Показав синусоидальность колебаний величины свободы воли человека на пути его эволюции, перейдем к вопросу об изменении самых амплитуд колебаний. Пусть воли наших элементов человека будут b1, b2, b3..., а воли их антиподов m1, m2, m3...; разности же их мы обозначим через n1, n2, n3... Эти последние величины и будут дифференциально малыми частями площади свободной воли. Чем выше будет идти человек, тем большее количество элементов будет в нем жить, тем число их n1, n2, n3... будет больше. Эта общая площадь может быть выражена так: Q= , где N число элементов. Вполне понятно, что если бы величины n1, n2, n3... были вполне независимы между собой, - величина Q была бы прямо пропорциональна числу элементов, т.е. эта зависимость могла бы быть выражена следующей диаграммой. В действительности, с увеличением числа элементов увеличивается и число связей меж ними. Эти зависимости парализуют взаимное влияние элементов, а это влечет за собой, как мы уже знаем, уменьшение волевого влияния элемента по некоторому параболическому закону. Отсюда следует, что площадь, образованная на нашей диаграмме переменной величиной Q преувеличена площадью кривой, имеющей 2 общих точки с прямой: в начале координат и в конце эволюции человека, ибо в этой последней взаимные стеснения окончательно поглощают всю свободную волю и обращают ее во внутрь существа. Итак, действительной диаграммой изменения ординат-амплитуд синусоидальной кривой колебания величины свободной воли человека на пути его эволюции будет следующая: это и есть то, что требовалось доказать.

Раньше   Дальше



Перепечатка материалов сайта возможна только с письменного разрешения администрации. Подробности здесь.